Category: литература

Первый в новом году урок русского фашизма, или крошка-сын к отцу пришел...

Как там у классика...

"Крошка сын к отцу пришел, и спросила кроха,
Быть фашистом хорошо? Или все же плохо..."

Понятное дело, я немножко этого классика переврал, но сути от этого не поменялось ни на йоту. Действительно, как объяснить ребенку, своему ли, чужому - не суть важно, что ненавидеть какую-либо национальность просто из-за самой этой национальности и есть фашизм. То есть подло, мерзко и гадко.

Впрочем, писатель Лукьяненко таким вопросом явно не задавался. Наоборот, он преподал своему сыну урок того, что фашистом - в его случае фашистом русским, что не меняет ни сути, ни принципа - быть не только МОЖНО, но и НУЖНО. Вот так:

"...А сыну я все объяснил.  Он теперь навсегда запомнил, кто такие "украинцы".  И это хорошо. И это правильно."

Collapse )
Какой это был урок, что преподал своему сыну видный российский писатель, о чем он рассказал своему ребенку? О том, что украинцы - это те, кто живет в Украине? Что среди украинцев есть люди многих национальностей, в том числе и русские, которые считают Украину своей страной и своей Родиной? Что Украина - это страна к юго-западу от России, от которой последняя отторгнула кусок территории? И против которой развязала войну, в которой погибло много тысяч человек?

Нет, конечно. Лукьяненко ведь самый настоящий, энциклопедический русский фашист. И урок его своему сыну состоял из следующих постулатов, тезисов и определений:



Сын, судя по всему, урок выучил на твердую "пятерку":



Collapse )

Судя по тому, сколько этой коричневой сволочи субстанции собралось под этим постом, дерьма в России много. Очень много. Поэтому и запах на этой одной седьмой части суши стоит соответствующий.

Стихотворение, написанное жене ровно десять лет назад...

НА СОВЕЩАНИИ

Совешание. Скучно. Почти засыпаю.
Очень грустно. И нудно. И бесконечно.
А в мыслях своих я к тебе улетаю.
Я тебе улыбаюсь. Счастливо. Беспечно.

Кто-то там говорит о дорогах, программах,
О машинах и планах на год и на завтра.
Я ж, напротив, мечтаю о летних закатах.
Как глаза я твои расцелую внезапно.

Я воюю со скукой, со сном и с желаньем
Встать и выйти. Совсем. И уже не вернуться.
И примчаться к тебе. С поцелуем. С признаньем.
И в моря твоих глаз с головой окунуться.

Говорю. И черчу. И махаю руками.
Поясненья. Вопросы. За ними ответы.
А за окнами - солнце. С весной. С облаками.
Нам, влюбленным, оно посылает приветы.

Позади один час. Неужели? Не верю!
Как столетья, минуты ползут чередою.
Еще два впереди. Я примчусь! Я сумею!
Прошепчу:  Я люблю! И я счастлив! С тобою!


P.S. Правда, тогда она еще не была моей женой. Она прилетела ко мне, всего на две недели. А мне надо было работать! Зато как здорово было мчаться домой...

Эти ревущие семидесятые... годы.

Сегодня почти весь день промаялся на совещании своих главных, как мы, программисты, их называем, юзеров (от слова user). Обычно на подобные совещания меня приглашают в качестве консультанта. "Дмитрий, а вот это возможно сделать? Дмитрий, а как скоро будет готова вот эта программа? Дмитрий, каков формат у этого числа? Дмитрий, как работает эта формула? Дмитрий..." Вобщем, что-то вроде ходячего, вернее, сидячего справочника своей собственной системы.

Но на этот раз юзеры залезли в такие дебри, о которых я знал и которые мне были интересны еще меньше, чем проблемы пингвинов в Сиднейском зоопарке. Поэтому я откровенно скучал и каждую минуту поглядывал на часы - когда же, наконец, закончится эта тягомотина? И тут, совершенно случайно и более чем внезапно ко мне пришло вдохновение, и я всего за полтора часа написал подробный план исторического романа, на двенадцать страниц мелкого почерка, с описанием не только самого сюжета, но и основных и второстепенных персонажей, причины и следствия антагонизма главного героя и главного злодея, в чем основная мораль, подробным началом и еще более подробной развязкой.

Такое иногда бывает. Книга, над которой я работаю сейчас, тоже была придумана таким вот внезапным способом. Правда, это было за рулем, во время поездки в отпуск.

План начинался так, "Место действия - СССР. Время действия - 70-е годы прошлого столетия..."

Сейчас, вечером, перечитывая план, что-то добавляя, что-то вычеркивая, я вдруг подумал, что до сих пор, несмотря на прошедшие полтора десятка лет, не могу привыкнуть к выражению "прошлого века" по отношению к веку... двадцатому. Во мне до сих пор , упорно, вернее - упрямо, это словосочетание ассоциируется с веком девятнадцатым. Честно говоря, даже не знаю, почему.

А книгу эту я все-равно напишу. Вот только закончу ту, над которой я работаю сейчас. И когда напишу еще те две, которые стоят на очереди. И еще те... не скажу сколько, на которые у меня тоже есть подобные планы. Вот только где бы время на все это взять? Ну почему в сутках не 36 часов?

Он написал письмо Сталину, или путешествие в мир комаров и мух...

Каждым вечером, перед сном, жена читает дочке какую-нибудь книжку. Некоторые из них проходят быстро и незаметно. Другие - возвращаются. Сейчас дочка слушает "Необыкновенные приключения Карика и Вали". В третий уже раз...

Мне захотелось побольше узнать об авторе этой полюбившейся моему ребенку книжки, Яна Ларри. Полез спева в Google, затем - в Википедию. С удивлением обнаружил, что он - мой земляк, рижанин. Но дальше оказалось еще интереснее и... страшнее.

"В 1940 году Ларри начал писать сатирический роман «Небесный гость», в котором описывал мироустройство жителей Земли с точки зрения инопланетян, и отправлять написанные главы Сталину — «единственному читателю» этого романа, как он считал; в апреле 1941 после семи отправленных глав арестован. 5 июля 1941 года судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского городского суда приговорила Ларри Я. Л. к лишению свободы сроком на десять лет с последующим поражением в правах сроком на пять лет. Реабилитирован в 1956 году..."

Что же такого страшного было в этой рукописи, стоившей ее автору многих лет страшных сталинских лагерей? В статье Евгения Харитонова "Ларри Ян Леопольдович - приключения писателя-фантаста в стране счастливых" нашел несколько отрывков.

Collapse )
Сперва, узнав о том, что писатель отправлял главы своей книги самому Сталину, я решил, что он, писатель, просто рехнулся. "Вот она, советская религия в действии. Ему, советскому богу и пророку, посвящаются поэмы, песни, картины, книги..." сказал я самому себе. Но прочитав эти отрывки, я поменял свое мнение. Ян Ларри теперь для меня - настоящий герой и патриот, жертвующий собой ради процветания своей страны. Не в пример тем квасным "патриотам", что под патриотизмом понимают подлизывание своему очередному тирану.

Среди моих инттернетных знакомых есть несколько мудаков, прошу прощения, но иначе их не назовешь, которые не просто отрицают сам факт сталинских преступление и репрессий, но с ослиным упрямством повторяют одну и ту же мантру об (это их определение) "очистительности этих самых репрессий". Ян Ларри - одна жертва этих самых репрессий. Одна из миллионов! Подавитесь, проклятые сталинские фашисты!

Одну ягодку беру...

На дочку иногда что-то находит, и она начинаетт запоем смотреть старые советские мультфильмы. "Находит" в данном случае не несет никакого отрицательного оттенка. Я рад, что она с удовольствием смотрит мультьтики, которые смотрел и я в ее возрасте. Они на сотню порядков добрее и поучительнее, чем то, чем сейчас забиты телеэкраны, неважно какой страны или континента.

Впрочем, когда моя мама посмотрела в первый раз что-то из "Веселой Карусели" (лет этак ...надцать тому назад, но я это до сих пор помню очень хорошо), она прошептала, "Какой ужас!" Это я так, в качестве лирического отступления и напоминания о том, что антагонизмы поколений родителей и детей не заканчиваются со старением первых и взрослением вторых. Они лишь накручивают очередной виток своей нескончаемой спирали...

Увлечение стариной детству не свойствено, поэтому после двух-трех-четырех дней любовь к антиквариату проходит и дочь возвращается с своим привычным Маленьким Поням, жителям Магазина Домашних Животных, очень любопытным Джорджам (который не Костанза) и прочим.

  Сегодня - день номер два. Сегодня - день самой старой старины, настолько это возможно. Той, которой наслаждались даже не ее родители, а ее бабушки и дедушки, очень даже возможно - во внучкином возрасте. После нескольких классических сказок посмотрели (вместе) нарисованную историю про девочку, которая не умела и не хотела учиться собирать грибы. Но когда Старичок-Боровичок научил ее этой нехитрой премудрости, она, как и положено будущей ударнице социалистического труда, наполнила свое лукошко быстрее всех, напевая такой куплетик:

Collapse )